Графоманов на рею!: июля 2012

суббота, 28 июля 2012 г.

Как избежать провального сюжета


Как избежать провального сюжета

Александр Николаевич Бирюков

Коль скоро 80% художественных книг, которые пишут и читают люди, являются романами, поговорим в первую очередь о романной композиции. Сразу оговорюсь, что мы сейчас касаемся только РОМАНОВ. Рассказы, заметки, очерки, эпопеи, повести и другие жанры мы не трогаем.

Композиция романа такова:
1. Завязка
2. Перипетии
3. Кульминация
4. Развязка

Это принципиальная схема. В начале романа также может быть экспозиция, а в конце – постпозиция.

В экспозиции рассказывается о героях, их жизни до того момента, как возник конфликт. 
В завязке возникает или раскрывается уже имевшийся конфликт. Именно конфликт внутренний (который происходит внутри главного героя) и внешний (в ходе которого протагонист борется с антагонистом) является основной движущей силой романного сюжета. Без конфликта повествование статично, а значит, сюжет не развивается. Завязка заинтересовывает читателя.

вторник, 24 июля 2012 г.

Нарочно не придумаешь-5. Ляпы начинающих авторов фантастики и фэнтези


Нарочно не придумаешь-5. Ляпы начинающих авторов.

Сегодняшняя подборка ляпов не ограничивается только фэнтези. Здесь есть нелепости из научной фантастики, в том числе постапокалиптики, стимпанка, киберпанка, клокпанка, атомпанка и прочих ответвлений НФ.

Подборка посвящена описанию героев.

Орфография и пунктуация как обычно.

- В глазах у Рокель виднелись красные лучи, которые торчали в разные стороны и достигали окна. Это было ужасно.
- Горжетка опутывала ее со всех сторон и висела между сочными ягодицами, от которых было без ума одновременно несколько парней.

понедельник, 9 июля 2012 г.

Десять проблем российской постапокалиптики


Десять проблем российской постапокалиптики

Александр Николаевич Бирюков

Сделав обзор жанра пери- и постапокалиптики в России, я выделил десять основных проблем, недостатков которые описал в этой статье.

1. Линейность повествования и нанизывание стереотипных эпизодов. Принцип акына: что вижу, то пою. Сериальная схема: последовательное использования мало связанных между собой эпизодов из жизни героя, чаще нескольких героев параллельно (об одном много не напишешь). Схема книги проста: пара страниц о каждом герое, как он жил, вдруг тотальный армагеддон, и приходится выживать. Он идёт/едет по дороге (заперся в доме/уехал в деревню), ему плохо, он вспоминает, как было прекрасно, вокруг такие же несчастные, голодные, отнимают друг у друга и вообще человек человеку волк. Вот он еле ушёл от бандитов. Вот нашёл сто патронов и два пистолета. Вот он едет за Васей и выручает его. Вот он едет за Петей и не выручают его. А вот они всё-таки выручают Серёжу. А вот все трое чуть не отравились тухлыми консервами. А вот герой вновь один, заночевал в заброшенном доме, но дом вовсе не заброшен, и герой еле-еле убежал. А вот он встретился с монстром и убил его из последних сил. А вот он упал с моста и потерял рюкзак со всеми припасами, и ему приходится собирать их снова. А вот на него напали голодные зомби, но их всех убил неизвестно откуда взявшийся попутчик. А вот зомби из-за угла загрызли-таки попутчика. А вот главный герой чудом убежал из рушащегося дома. А вот он невольный свидетель того, как бандиты убили семью за пять банок тушёнки. Таких совершенно стереотипных, однообразных эпизодов можно ещё нанизать хоть 10, хоть 10 000.

Российская постапокалиптика и с чем её едят?


российская постапокалиптика и с чем её едят?

Александр Николаевич Бирюков

Вначале давайте определимся с терминологией, чтобы не путаться.

ПОСТапокалиптикой (post – после) я называю жанр (правильнее будет  поджанр научной фантастики, но для простоты назовём жанром), посвящённый описанию мира ПОСЛЕ конца света. То есть книга, написанная в жанре постапокалиптики, не затрагивает самого конца света, разве что косвенно, в виде отсылок к этому давнему (или не очень давнему), но уже произошедшему событию. Она описывает жизнь в мире, где апокалипсис уже когда-то произошёл. Пример – «Метро 2033» Дмитрия Глуховского.

ПЕРИапокалиптикой (peri – около, вокруг) я называю жанр, посвящённый самому концу света – обрисовывается жизнь ДО, подробно описывается сам апокалипсис, после чего разворачивается действие ПОСЛЕ конца света. Пример – «Чёрный день» Алексея Доронина.

Книги, где сюжет вообще не включает в себя апокалипсис, а, например, вращается вокруг оккупации страны врагами (в частности, роман «Мародёр» Беркема), я отношу к АНТИУТОПИИ, а не к пери- или постапокалиптике, поэтому в этом обзоре не рассматриваю.

Чтобы составить сколь-нибудь полное мнение о том, как и чем представлен жанры пери- и постапокалиптики, я прочитал несколько романов разных авторов, а именно: